Первая операция по кохлеарной имплантации в Германии

Первая операция по кохлеарной имплантации в Германии

Равия Шихаби из Дубая стала первой девочкой с врожденной глухотой, которой в возрасте двух с половиной лет провели операцию по кохлеарной имплантации в Германии.

Это случилось больше 30 лет назад. О том, как это происходило, вспоминает ее мама Надия Шихаби. 

«Я очень быстро пришла к решению о проведении кохлеарной имплантации. Еще в младенчестве Равию протезировали слуховыми аппаратами одной немецкой компании, однако пользы девочке это не принесло. После того, как я узнала о существовании кохлеарных имплантов, я приняла решение сделать все, чтобы обеспечить лучшую жизнь для Равии.

Знакомые посоветовали обратиться в одну из клиник в США. Однако поехать туда для проведения операции никакой возможности у моей семью не было. Один из докторов клиники был готов прилететь в Дубай и провести операцию на месте. Однако меня очень сильно волновала последующая реабилитация, и от этого предложения также пришлось отказаться. Совершенно случайно в одной из газет я прочитала новость о том, что профессор Ленхардт провел кохлеарную имплантацию в США, после чего вернулся в Европу и продолжил работать в Медицинском институте Ганновера. Я связалась с ним, и мне очень быстро прислали приглашение. Мы вылетели в Германию, где сразу же началось медицинское обследование.

Через три дня после имплантации я уже смогла забрать Равию из больницы. Некоторое время мы жили в маленьком пансионате возле Института и каждый день приходили на консультации. Через четыре недели была проведена первая настройка процессора. Врачи заверили, что Равия может слышать, и это стало для нас огромной радостью.

Через шесть недель мы вылетели обратно в Дубай. Вернувшись домой, я в первую очередь приступила к поискам специалиста по слухоречевой реабилитации. Это оказалось непросто, потому что у нас в стране в то время подобных специалистов попросту не было. Примерно через три месяца я нашла женщину-логопеда, которая согласилась заниматься с Равией, хотя и не имела никакого опыта работы с кохлеарноимплантированными детьми. Она создала специальную программу, которую посчитала подходящей для Равии, и для начала включила в нее язык жестов. Спустя два месяца Равия четко произнесла свое первое слово – «птица»!

Восемь лет речевой терапии

Через некоторое время я смогла записать Равию в обычный детский сад, где постоянно общение с другими детьми пошли моей малышке на пользу. Через шесть месяцев после кохлеарной имплантации мы вновь полетели в Германию, где д-р Баттмер провел новую настройку. После этого мы периодически прилетали на консультации в Медицинский институт Ганновера, до тех пор, пока профессор Ленхардт не ушел на пенсию. Но и после этого мы продолжали переписываться с ним до самой его смерти.

Для того, чтобы Равии было проще осваивать язык, дома мы разговаривали на английском, так как именно на этом языке проводилась ее речевая терапия. Дети в детском саду также разговаривали по-английски. Речевая терапия продолжалась целых восемь лет. Шесть лет Равия занималась почти ежедневно по одному часу. Два последующих года Равия проходила тренинги два раза в неделю, и такой график оправдал себя на 100%.

Сегодня Равия, чье имя в переводе означает «рассказчица историй», стала главной болтушкой среди наших трех дочерей. У нее очень чистое произношение, и ее речь не позволяет заподозрить у нее наличие слуховой ограниченности. В школе она выучила арабский и французский язык, а высшее образование она получала в Германии. Вот уже пять лет она работает координатором по работе с пациентами в клинике своего родного Дубая.

После того, как профессор Ленхардт вышел на пенсию, Равию наблюдал профессор Ласциг из Фрайбурга. Равия имплантирована только с одной стороны, потому что 30 лет назад это было нормой. В 2017 году имплант заменили и моей дочери пришлось привыкать к новому звучанию. С поставленной задачей она справилась очень хорошо, потому как имела уже огромный опыт общения с нормально слышащими людьми».

В дополнение к рассказу матери Равия Шихаби рассказала о том, как складывается ее жизнь сегодня:

«В течение восьми лет я занималась с превосходным специалистом по слухоречевой реабилитации Мэнди Саммерс. Я бесконечно благодарна ей за то, что она смогла развить у меня устную речь, и сегодня я могу говорить также как и все. Благодаря систематической работе, которую проводила со мной Мэнди, я смогла посещать обычный детский сад, начальную школу, гимназию и даже пойти учиться в университет.

Спустя 31 год мне провели повторную имплантацию, и следующие за операцией десять месяцев стали для меня, пожалуй, самым трудным временем в жизни. С первым имплантом я могла очень отчетливо слышать и даже реагировать на голоса людей вдали, причем без всякого чтения по губам, я могла делать телефонные звонки, слушать музыку, которая мне нравилась, я могла распознавать, откуда исходит звук и с каким акцентом говорят люди…

С установкой нового импланта ситуация изменилась кардинально. Пока мне все еще сложно беседовать с друзьями, однако мои друзья всегда готовы прийти на помощь и повторить для меня все сказанное, и я очень ценю! Я знаю, что впереди у меня еще очень долгий путь, но я ни за что не откажусь от достигнутого. Я вижу перемены к лучшему каждый день, и это поистине великолепный результат. Почти 20 лет со мной работает превосходная группа аудиологов из Фрейбурга, и это дает мне уверенность в завтрашнем дне. Я говорю огромное спасибо за помощь всем, кто на протяжении такого длительного времени находился рядом – маме, семье, друзьям, докторам. Без вашей ежедневной поддержки мой мир был бы совершенно другим, тихим и пустым».