Истории наших пациентов

Тарасов Максим: Долгие поиски специалиста

Тарасов Максим: Долгие поиски специалиста

Тарасов Максим: Долгие поиски специалиста

Родился в 2005 году, операция 25 октября 2007 года

25 октября 2007 года нам была проведена операция по кохлеарной имплантации. 5 декабря того же года включили речевой процессор. И мы сразу же столкнулись с основной проблемой – не могли найти специалиста, работающего с имплантированными детьми. Те специалисты и их наработанный опыт со слабослышащими детьми нам не подходил. Логопед в тот период нам не был нужен, т.к. ребенок не дифференцировал звуки, не соотносил их со словами и, конечно же, не говорил. Да и не один логопед от нас просто отказался, мотивируя тем, что не знает, как работать с такими детьми и над чем работать, ведь речи не было совсем!
Продолжая поиск специалиста нужного профиля, мы обратились в Сергиево-Посадский детский дом для слепоглухих и слабослышащих детей, т.к. там работают специалисты-педагоги с огромным опытом. Однако, посетив около 3-4 месяцев занятий у сурдопедагога, мы пришли к выводу, что продвижения очень незначительны, т.к. методика работы данного учреждения опять не соответствовала нашим требованиям. Далее из Коломенского детского сада для глухих нам пришло приглашение посещать якобы интегрированную группу для слабослышащих и имплантированных пациентов. В сентябре 2008 нас приняли в этот детский сад, и еще около 5 месяцев драгоценного времени было потеряно в этом детском саду. За целый год наш словарный запас увеличился всего на 6 слов, зато появились хорошие навыки дактильной речи – что напугало нас окончательно, и Максим вновь остался без специализированной педагогической помощи.

И только в феврале 2009 года мы встретили сурдопедагога, который необходим был именно нам, который владел приемами работы с имплантированными детьми. По настоящее время занимаемся на базе Центра хорошего слуха «Радуга звуков» в подмосковном г. Фрязино. И удалось попасть в массовый сад. За эти несколько месяцев наш словарный запас настолько обогатился, что будет сложно посчитать количество слов не только в пассивном, но и активном словаре! Максим сам читает по слогам, старается строить сложную фразу, пытается пересказывать сказки – одним словом, нашей радости нет предела! Недавно мы подключили к реабилитационной работе логопеда, да не одного, а сразу двух, и именно тех, которые когда-то от нас отказались! Они удивляются, как с нами такое могло произойти?!

Когда процесс реабилитации пошел интенсивным курсом, Максим хватал все налету, я поражалась, насколько быстро он запоминал новые слова. Но первая трудность, с которой мы столкнулись – Максим с трудом запоминал буквы.Но это не самое страшное! Страшно стало тогда, когда мой сын наотрез отказывался читать. Ну очень уж ему не понравился этот процесс. Преодолеть эту трудность удалось лишь, лишив мальчика просмотра мультиков и только появившегося компьютера. Использовала я это как мотивацию после того, как Максим почитает. И он вновь стал прилежно заниматься. Далее мы столкнулись с так называемым механическим чтением. Сын читал, но не понимал смысла прочитанного. А от этого мы избавляемся по сей день, с помощью ударения, т.е. читаем напевно каждое слово, «падая в ямку». Тогда Максим узнает слово, но повторять приходится каждое слово неоднократно. Еще одна проблема и, наверное, самая важная, что сынок мой – лентяй. Даже сейчас, когда мы уже на достаточно высоком уровне и занимаемся постановкой звуков, Максим ленится даже повторить артикуляционные позы, которые у него хорошо получаются! Но все эти сложности уже кажутся мелочами по сравнению с достигнутыми результатами!

И теперь наши трудности реабилитации заключаются лишь в том, что нам приходится вставать в 5 часов утра, чтобы вовремя приехать на занятия, ведь расстояние между нашими городами – порядка 70 км!